1 !--

Общероссийская негосударственная некоммерческая организация
«Национальное объединение cаморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, выполняющих инженерные изыскания»

Врачеватели древних творений

НОИЗ, от 28 марта 2012

На недавнем заседании Научно-технического совета НОИЗ с кратким, но чрезвычайно интересным докладом выступил профессор РГГУ В.В. Дмитриев. Он рассказал о проводимой им вместе с коллегами по Патриаршему архитектурно-реставрационному центру работе по реставрации древних творений отечественного зодчества – Свято-Троицкой лавры в Сергиевом Посаде, Ростовского и Рязанского кремля, Макарьевского, Благовещенского и Печерского монастырей в Нижегородской епархии и многих других памятников русской архитектуры.

 
 
 

В этом интервью с Виктором Викторовичем мы хотим полнее и глубже познакомить наше изыскательское сообщество с его увлекательной и столь нужной нашему обществу работой.

Виктор Викторович, расскажите по порядку о последовательности вашей работы. С чего она начинается, как продолжается, что получается в итоге?

  • Начну с того, что практически у всех древних строений имеются разнообразные деформации. Это естественно. Храмы, оборонительные стены и башни, трапезные, как бы хорошо они не были построены, постепенно деформируются под воздействием дождей, снегов, периодических промерзаний и оттаиваний, набухания и усадки грунтов оснований, а иногда, и варварского использования. Процессы, происходящие в конструктивных элементах сооружений, как правило, проявляются достаточно наглядно. Однако, часто деформациям подвергаются скрытые от глаз, расположенные ниже поверхности земли, фундаменты и грунтовые основания. Погруженные в грунты, обладающие коррозионной активностью, насыщенные агрессивными поровыми растворами, находящиеся под воздействием разновеликих нормальных и касательных напряжений, фундаменты начинают расползаться, неравномерно оседать, вызывая появление трещин, неравномерных осадок различных элементов сооружения, приводящих к его наклонам.

Достаточно часто причиной неравномерных осадок исторического сооружения является гниение и неравномерное разрушений дубовых, лиственничных или сосновых свай, которые до начала строительства были вбиты в подошву фундаментного рва. Такая технология укрепления грунтового основания тяжелых каменных сооружений, разработанная наиболее авторитетными итальянскими архитекторами, имеющими тысячелетний опыт строительства, оказалась чрезвычайно подходящей в условиях преимущественно слабых песчаных и глинистых грунтов российской территории.

Однако уплотнение грунтов сваями оставалось эффективным до тех пор, пока сваи, попадая в условия переменного увлажнения, не начинали гнить, вызывая разуплотнение грунтов. При попадании свай в условия полного водонасыщения, они прекрасно сохранялись многие столетия, а если они были срублены из дуба, превращались в необычайно крепкий мореный дуб. Часто в пределах одного исторического сооружения происходят одновременно оба процесса, приводя к формированию участков оснований с различной несущей способностью.

Поэтому, при выявлении в конструктивных элементах трещин, идущих от фундаментов, мы начинаем исследования инженерно-геологических условий сооружения. Очень важно с самого начала правильно определить возможные границы и индивидуальные для каждого сооружения особенности взаимодействия конструктивных элементов сооружения с геологической средой. Для этого мы рядом с сооружением бурим скважины, вдоль стен, цоколей и фундаментов проходим шурфы, отбираем пробы для лабораторных исследований. Изучаем фундаменты и грунты оснований с помощью неразрушающих полевых специальных, геофизических, геохимических методов. Мы разработали детальную технологию исследований, сконструировали необходимое оборудование и даже зарегистрировали свои собственные патенты.

Только разобравшись с причинами «болезней» сооружения мы переходим к проектированию противоразрушительных, укрепительных, гидроизоляционных мероприятий. Для каждого исторического сооружения используется индивидуальный комплекс противоаварийных, ремонтных, консервационных или реставрационных мероприятий.

Одним из достаточно эффективных вариантов укрепления грунтового основания и фундаментов сооружения является подведение под него уплотненного, металло-цементно-каменно-грунтового слоя мощностью 0,6 – 0,7 м, который увеличивает площадь опоры здания, одновременно омоноличивает фундаменты, восстанавливает историческую структуру основания, уплотненного в результате укрепления уже не деревянными, а цементно-каменными сваями. Такая технология позволяет остановить негативные процессы и продлить жизнь здания еще на много десятков лет.

В процессе работы мы детально исследуем всю историческую природно-техническую систему, используя практически все виды инженерных изысканий – инженерно-геодезические, инженерно-геологические, инженерно-гидрологические, инженерно-метеорологические. Результаты этих изысканий и ложатся в основу проектов укрепления фундаментов, конструктивных элементов исторических сооружений, реставрации древних зданий и рекомендаций по мониторингу их состояния в последующие годы.

И такие тщательные исследования необходимы для каждого архитектурного памятника?

  • По крайней мере, для большинства исторических сооружений в России. Дело в том, что архитекторы в России из-за характера наших грунтов и климата по сравнению с европейскими были в крайне невыгодных условиях. Если в Западной Европе, благодаря преобладанию скальных грунтов, сравнительно более теплому климату, можно было обойтись без свай или их гораздо меньшим количеством, то на распространенных в наиболее населенных районах России глинистых или рыхлых песчаных грунтах тяжелый каменный храм без добротных деревянных клиньев длинною, как правило, от полуметра до 5 метров возвести было невозможно.

Древние европейские строители иногда действовали элементарно просто. В месте будущего основания храма они ставили на землю таз с водой и прыгали вокруг. Если они замечали колебание воды в тазу, то решали, что здесь строить нельзя и либо извлекали и заменяли слабый грунт, либо чаще искали другое место. На Руси, как правило, везде были плохие основания, поэтому практически всюду приходилось вколачивать под фундамент дубовые, сосновые или лиственничные сваи.

Много лет назад я убедился в творческом подходе наших мастеров к использованию авторитетных рекомендаций. Исследуя сваи под Сергиевской трапезной, Успенским собором в Троицкой лавре, я обратил внимание на то, что они забиты неравномерно, и сваи были разные по толщине, и между ними было разное расстояние. Вначале у меня даже закралась мысль о халтуре. И только после определения в лаборатории плотности грунта, я понял, что древние мастера без инструментов и измерений, полагаясь только на опыт и смекалку, выбирали оптимальные точки для вколачивания деревянных свай, стремясь и получая наибольшую плотность грунта при имеющей место влажности. Кстати, в основания Успенского собора было вбито свыше 10 тысяч свай. А это значит, что пришлось рубить не меньше 3 тысяч дубов. А их нужно было не только срубить, но и привезти и обработать.

Во время работы Вы наверняка сталкивались с археологическими находками, с чем-то загадочным, необъяснимым…

  • Лет десять назад, занимаясь планировкой территории Свято-Троицкой Сергиевой лавры с северо-западной стороны колокольни, мы наткнулись на огромный пень с дуплом. Решили его выкорчевать, а он – не идет. Начали его обкапывать и вдруг на 2-метровой глубине обнаружили вставленный в него деревянный трубопровод: две деревянные полукруглые половинки метровой длины, обернутых берестой и телескопически соединенные с десятками других. Это сооружение оказалось старинным водопроводом, идущим из Писаревского пруда к когда-то расположенным в районе нынешней колокольни Ермолинской трапезной и поварне. Их разрушили, что бы освободить место колокольне. Кстати, береста на этих трубопроводах отлично сохранилась.

Еще один потрясающий случай связан с находкой фрагмента фрески Дионисия на фундаментных блоках Ирининского придела собора Рождества Богородицы в Свято-Пафнутьев Боровском монастыре. Исследуя фундамент придела с помощью шурфов, мы обнаружили каменный блок с остатками фрески. Мы его осторожно извлекли из кладки фундамента, отдали на экспертизу искусствоведам и они подтвердили авторство одного из наших лучших иконописцев XV-XVI вв. Дионисия, продолжателя традиций Андрея Рублева. Блок известняка, расписанный Дионисием, был вынут из стен первого собора Рождества Богородицы, размером поскромнее нынешнего, и использован в основании нового храма и его придела. Так что мы обнаружили реликвию возрастом в 600 лет. Минеральные краски на камне отлично сохранились и работающая в монастыре много лет архитектор-реставратор Н. В. Чурканова передала этот блок с фрагментом фрески в музей.

Как я ощущаю, Вы душой тяготеете к Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Это связано с Вашей работой в Патриаршем архитектурно-реставрационном центре или с личным увлечением историей этого уникального памятника русской истории?

  • И с тем и с другим, наверное. Ибо чем глубже узнаешь историю Лавры, тем сильнее ощущаешь ее огромную роль в истории России, в нашей культуре, архитектуре. Многие значимые события отечественной истории оставили здесь свой след. Здесь находится рака с мощами преподобного Сергия Радонежского в 1380 году вдохновлявшего Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Здесь возведен такой шедевр архитектурного зодчества, как Троицкий собор, расписанный Андреем Рублевым. Во время царствования Иоанна Грозного в 1559-1585 годы в центре Лавры был воздвигнут грандиозный Успенский собор. Лавра не сдалась польско-литовской рати, выдержав в начале 17-го века 16-месячную осаду. Она спасла юного Петра I во время бунта стрельцов и царевны Софьи. Соборную площадь Лавры с севера обрамляет уже упомянутая колокольня, строившаяся почти 30 лет, во времена царствования трех императриц.

Есть замечательное высказывание известного русского историка В. О. Ключевского, о том, что русская земля будет стоять до тех пор, пока горит свеча над ракой преподобного Сергия Радонежского.