Общероссийская негосударственная некоммерческая организация
«Национальное объединение cаморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, выполняющих инженерные изыскания»

Как профессионал и практик – ответы руководителя аппарата НОИЗ Андрея Акимова на тезисы оппонентов по проблемам саморегулирования

18 марта 2011

В ответах на тезисы группы экспертов А.Акимов формулирует позицию Национального объединения изыскателей по важнейшим проблемам саморегулирования, которым часто дается искаженная оценка со стороны малокомпетентных оппонентов.

  • В начале марта, в рамках подготовки концепции новой стратегии развития жилищного строительства до 2020 года, в московском Институте экономики города состоялись заседания экспертной группы, на которых были, в частности, высказаны оценки развития саморегулирования в строительной сфере и выдвинуты предложения по его совершенствованию. Большинство членов этой группы были представлены как независимые эксперты, не имеющие прямого отношения ни к каким ведомствам. Однако их позиция показалось мне очень схожей с пресловутым докладом Минэкономики от декабря 2010 года, который поднял вал несогласия в Национальных объединениях строительной сферы, среди практиков, а не теоретиков саморегулирования. В результате долгих обсуждений были приняты протокольные решения, в целом, положительные для общего дела. Никакие экстремистские предложения не прошли.

Не скрою, что меня, как профессионала и именно как практика, сильно озадачили оценки и тезисы многих экспертов. Но не из-за их критической направленности, а из-за слабой компетентности авторов. Им присуща не только путаница в терминологии, но и незнание действительного положения дел, что и порождает неправильные и даже нелепые предложения, в ответ на которые можно только пожать плечами. Однако именно как профессионал, не хочу держаться в стороне, а попытаюсь донести до коллег по строительному сообществу позицию Национального объединения изыскателей по большинству поднятых на экспертной группе проблем.

Итак, один из главных тезисов авторов: «В ходе преобразований создана разрозненная и фактически неконтролируемая структура саморегулируемых организаций».

  • Можно с абсолютной уверенностью возразить, что система не разрозненная, а разделенная на три вида деятельности в соответствии с Градостроительным кодексом России. Насчет неконтролируемости это не так, поскольку систему СРО в этой сфере контролирует сразу несколько субъектов: с одной стороны, государство в лице Ростехнадзора, Минрегиона, Минюста и Прокуратуры, с другой, представители участников рынка. Причем последние - самые эффективные контролеры. Доказательства тому следующие: во-первых, статистика ликвидированных и приостановленных допусков за первый год работы. Эти цифры уже на порядок выше тех, которые были ранее за ВСЮ историю лицензирования. Для этого можно посмотреть реестры изыскательских СРО. За год ВСЕ участники рынка были проверены дважды! Во-вторых, участники рынка в конкурентной борьбе начали подавать жалобы в ФАС и судебные органы на своих конкурентов, у которых есть проблемы несоответствия допусков с реальной ситуацией. Аналогичные претензии также начали готовиться в адрес недобросовестных СРО, которые в чем-то нарушают закон. Дальнейшие месяцы докажут справедливость этих заявлений судебными решениями, предписаниями прокуратуры.

Следующий тезис: «Беспрецедентное по сравнению с другими направлениями саморегулирования количество созданных в отрасли СРО (изыскательских - 28, проектных - 164, строительных - 234) получили широкие и практически бесконтрольные права по определению порядка выдачи свидетельств о допуске к работам и организации своей деятельности».

  • Во-первых, строительная сфера по количеству рабочих мест значительно, именно беспрецедентно опережает все другие направления.

А, во-вторых, никакой бесконтрольности нет. Порядок выдачи свидетельств четко установлен кодексом, имеет примерно такую же систему, как при лицензировании (что многими нашими коллегами профессионалами не поддерживается). При этом они существенно различаются по требованиям, которые предъявляют разные СРО к своим членам. Но это неплохо, так как всем участникам рынка, как подрядчикам, так и заказчикам есть из кого выбрать. Надо только чуть-чуть подумать и почитать сайты.

Далее идет такое суждение: «Более трети всех зарегистрированных СРО по своей численности намного превосходят законодательно определенное минимальное количество членов некоммерческого партнерства. Суммарные годовые расходы всех аппаратов зарегистрированных СРО оцениваются в 6-8 миллиардов рублей и фактически оплачиваются строителями и проектировщиками, помимо формирования компенсационного фонда. Единая система контроля в отрасли отсутствует».

  • Повторюсь. Единая система контроля есть, и она действует. Это участники рынка – государственные надзорные органы - суд.

Еще один спорный вывод: «Самостоятельный контроль во многих СРО сведен к формальности».

  • В части изыскательских СРО действительно контроль сведен к формальности, например самая большая СРО НП «АИИС», объединяющая более 1600 организаций (или почти треть изыскательского рынка), провела за первый год работы, по данным акта проверки Ростехнадзора от 15.07.2010, только ДВЕ проверки своих членов. Но в Национальном объединении мероприятиям по ограничению и искоренению недобросовестности на рынке изысканий придается очень большое значение. Данное направление обеспечено квалифицированными специалистами, разработана теория работы в этом направлении. Я уверен: через несколько месяцев появится судебная и прокурорская статистика по этим вопросам.

Авторы утверждают далее: «Национальные объединения лишены любых полномочий по контролю за строительным сообществом и не вправе воздействовать на их деятельность».

  • Это отчасти верно, так как перед любыми судебными разборками по поводу нарушений закона необходимо почему-то в обязательном порядке обратиться в Ростехнадзор, который состоит из живых людей, сильно загруженных и порой не очень внимательных. Это относится к тем СРО, которые были включены в государственный реестр под нежной опекой этой службы. Но так рассудил Дмитрий Николаевич Козак, он, как главный юридический строитель, видимо, знает, что делает.

Еще один критический укол: «Функции Ростехнадзора в отрасли свелись к деятельности регистратора системы саморегулирования. Минрегион России не имеет в части саморегулирования никаких полномочий кроме формирования Перечня видов работ, оказывающих влияние на безопасность объектов капитального строительства».

  • Еще Минрегион контролирует Национальные объединения! К примеру, последние съезды НОСТРОЯ, НОПа и НОИЗа проходили при активнейшем участии Минрегиона. Четвертый съезд НОИЗа, например, прошел под прямым руководством этого министерства, где мне уже довелось услышать строгую и суровую критику в свой адрес и в адрес моих коллег за плохую работу.

Позволю себе подробнее ответить на важный, но спорный тезис авторов: «Первый год работы системы строительного саморегулирования выявил серьезные недостатки такой формы управления отраслью».

  • Авторы, на мой взгляд, не совсем точно используют термин «отрасль», корректней использовать термин «строительная сфера», т.к. в общую градостроительную деятельность входят разные виды деятельности, имеющие свои профессиональные, «цеховые» отличия. В градостроительном кодексе есть четкие определения что такое «строительство», что такое «инженерные изыскания». К тому же и доклад Минэкономики РФ, направленный в Правительство РФ в декабре 2010 года оперирует именно этим термином.

Как правило, проектировщики-конструкторы и архитекторы понимают, что такое «инженерные изыскания», поскольку пользуются отчетами о результатах инженерных изысканий для строительства. А вот строители в своей массе весьма далеки от этих проблем. Строители, госстроевцы, традиционно включают всех проектировщиков и изыскателей в единую строительную сферу - отрасль, забывая, что у этого вида деятельности, отрасли, есть и свои специфические проблемы и другие государственные регуляторы. Из-за этих неточностей и небрежностей впоследствии пошли большие несуразицы.

Это неудивительно, поскольку градостроительный кодекс в 2003 – 2004 годах писали в первую очередь юристы, затем экономисты, потом строители и совсем немного архитекторы. Изыскателей в те годы в Госстрое уже не было, их сократили раньше.

Идем дальше: «Многие партнерства в строительном саморегулировании созданы и управляются людьми, далекими от реального строительства, превратившими саморегулирование в "бизнес" по выдаче допусков».

  • По поводу профессионализма в строительстве, если можно, справку о «далекости» или «близкости» к реальному строительству бывших первых руководителей и их заместителей в системе ФЛЦ? Их там не было. Или были штучные экземпляры. Такая же ситуация и в Минрегионе, и Ростехнадзоре сегодня. В Минреге сегодня изо всех заместителей только один имеет профильное образование и соответствующий опыт работ. В Ростехнадзоре специалистов строителей, проектировщиков, изыскателей вообще нет.

Здесь проблема значительно глубже и шире. Почему в нашей стране любое решение, будь-то стратегия развития жилищного строительства или реформирование саморегулирования в строительной сфере вырабатываются и принимаются всеми, кому не лень, а действительных профессионалов нет? Почему нет в составе экспертной группы по развитию жилищного строительства ни одного представителя Союза архитекторов России, Москвы? Почему нет представителей институтов, объединений градостроителей проектировщиков?

Далее приводится серьезное, на первый взгляд, обвинение: "Торговля" свидетельствами о допуске приняла массовый характер и обрастает огромным количеством всевозможных "посреднических" структур, которые полностью дискредитируют идею коллективной ответственности в строительстве».

  • Эмоции. Огромное количество структур - это, прежде всего юридические фирмы, легально и законно осуществляющие свой бизнес. Дело в том, что значительная часть руководителей, предпринимателей либо не может, либо не хочет качественно готовить документы. Это, кстати, также в большой части относится и к подготовке документов для участия в государственных закупках. При этом конечно есть и «черный» рынок этих услуг, есть и в нашей среде как недобросовестные, так и просто безграмотные. Вот этой работой мы сейчас и занимаемся. Для нас, и в НОИЗе, и в других объединениях - это одна из важных проблем. По предварительным прикидкам в НОИЗ таких немного.

Затем идет такое замечание: «Ситуация усугубляется отсутствием норм страхования гражданской ответственности в строительном саморегулировании. Ссылка в Градостроительном кодексе на возможность уменьшения взноса в компенсационный фонд при наличии страхования гражданской ответственности без указания минимально возможной суммы страхового покрытия позволила превратить этот механизм в фикцию. Формальная страховка на "копеечное" покрытие соответствует этой норме закона и дает возможность внести минимальный взнос в компенсационный фонд».

  • Вот с этим замечанием я абсолютно согласен! Надо немедленно установить минимальные границы страхового покрытия! Они должны быть реально рассчитаны по каждой отрасли нашей сферы. Кроме этого, мы работаем над типовыми правилами страхования, чтобы они более четко соответствовали принципам саморегулирования.

Еще одно спорное утверждение: «Год саморегулирования в строительстве не дал эффекта ни государству, ни строителям. В выигрыше оказались только "посредники" от саморегулирования».

  • Это абсолютно неверно. Полное незнание предмета. Главный козырь саморегулирования в градостроительстве – это начало продуктивной работы по техническому регулированию и стандартизации. То, чего нашему Правительству не удалось сделать за СЕМЬ лет реформы технического регулирования. В прошлом году удалось подправить несколько законов, с нашим участием был принят перечень нормативных документов обязательного применения и их частей. Одна треть СНиПов уже актуализирована.

В нашей изыскательской отрасли ученые, представители разных научных школ и направлений в прошлом году проделали труднейшую работу – актуализировали и гармонизировали с Еврокодами ЕС и американскими стандартами ASTM базовый для всей системы строительного инженерного нормирования ГОСТ 25100 «Классификация грунтов». До 2012 года нам предстоит переработать в той или иной части около 60 документов. И эта работа будет сделана! Сейчас за деньги нашего сообщества идет активная работа по написанию нового технического регламента (СНиП) по инженерным изысканиям в строительстве. Это то, что как воздух необходимо всему нашему профессиональному сообществу.

В последний год произошел серьезный сдвиг в снятии лишних и глупых административных барьеров. Нам удалось внести в федеральный закон 240-ФЗ две статьи, которые впервые за всю историю России хоть немного, но облегчили жизнь нашим предприятиям и предпринимателям. На сегодняшний день в рамках реализации этого закона ведомства и территориальные органы градостроительства приводят в соответствие свои нормативные акты, снижая реально нагрузку на всех изыскателей страны. Впервые за все время существования органы экспертизы также начали прислушиваться к предложениям о недопущении излишних требований к изыскателям.

Хочу отметить и очень важный момент, связанный с корректировкой перечня работ по приказу министра регионального развития №624. Нам впервые удалось самостоятельно отрегулировать свою деятельность в части уменьшения лишних видов работ. Так называемый «генподрядчик в инженерных изысканиях» был изъят из перечня. Департамент регулирующего воздействия Минэкономики в заключении по проверке этого документа из всех предложений подтвердил только принятое изыскательским сообществом решение.

Следующее утверждение: «Регулирование строительной деятельности, как источника повышенной опасности, должно осуществляться несколько иными механизмами, нежели саморегулирование аудиторов, оценщиков и т.п».

  • Так сейчас и есть. На это как раз и обижается В.С. Плескачевский, некоторые авторы доклада Минэкономики от декабря прошлого года. Почитайте доклад! Кстати, на вопрос анкеты Минэкономики, какую альтернативу участники рынка могут предложить строительным допускам, основанных на компенсационных фондах, 99 процентов из них ответили, что альтернативы они не видят. В НОИЗе находятся 53 анкеты разных субъектов в области инженерных изысканий с ними можно легко ознакомиться.

Читаем следующий вывод: «Потенциальный ущерб, а также угроза жизни и здоровью, которые может причинить деятельность в области проектирования, строительства и изысканий для строительства, принципиально несопоставим с другими отраслями саморегулирования. Успешное развитие саморегулирования в строительстве может происходить только при условии более активного участия со стороны государства».

  • Неужели речь идет о создании на базе старых проверенных кадров Министерства по делам СРО?

Идем дальше: «Необходимо создать вертикаль системы саморегулирования. Сегодня Национальные объединения - это практически нерабочие органы без каких-либо реальных рычагов воздействия на саморегулируемое сообщество. В такой ситуации необходимо законодательное усиление полномочий Национальных объединений, либо наделение государственного органа исполнительной власти функциями регулирующего, но не надзорного характера. (Например, помимо 624-го приказа Минрегиона России, установить аналогичным распорядительным документом единые минимальные требования к членам саморегулируемого сообщества и порядку проведения контроля за их деятельностью, общих требований к страхованию в строительстве и т.д.)».

  • Дорабатывать надо, это факт.

Вызывает неприятие такое предложение авторов: «Необходимо законодательно простимулировать (как это сделать, так, как сгоняли в колхозы, что ли?) объединение СРО путем поэтапного увеличения требования к минимальной численности членов до 500 на первом этапе и до 3000-5000 на втором (общая численность членов СРО оценивается в 90 тыс.)».

  • Полное незнание и непонимание сути саморегулирования. Как в этом случае проводить реальную защиту предпринимательства в нашей отрасли? Как в этом случае проводить реальные, а не формальные проверки, выездные проверки, повышать качество работ, влияющих на безопасность? У нас уже есть СРО в 1600 членов. Почитайте о результатах проверки ее деятельности! У них до сих пор нет утвержденных общим собранием стандартов и правил СРО. Есть доказанные факты, что в члены этой СРО принимали без оплаты компенсационного фонда. Все это существовало до проверки и существует после проверки Ростехнадзором этой СРО! И что предлагается этот «богатый опыт» распространить на всю страну?

Можно ли было раньше, во времена Госстроя, прийти на прием или дозвониться на сотовый к какому-либо руководителю, например, ФЛЦ, или заместителю министра, который ведал раздачей лицензий? Даже, мне, бывшему начальнику управления Госстроя, это было затруднительно. А что говорить о других?…

Сейчас мой сотовый телефон открыт для всех членов нашего НП СРО «Центризыскания» и для всех членов Совета НОИЗ. Аналогичную открытость имеет и президент нашего объединения Л.Г.Кушнир. Все общие вопросы мы решаем после консультаций с руководителями других СРО или с широким предпринимательским сообществом. Еженедельно проводим селекторные скайп-совещания. Таким образом, нам удалось решить многие задачи, поставленные сообществом изыскателей страны. Так и дальше будем работать.

Выскажу свою личную точку зрения. Упорядочить, уточнить предельную нижнюю границу численности СРО надо. Но важнее всего и с этим, я уверен, согласятся все участники рынка, в первую очередь ограничить ВЕРХНЮЮ численность членов. Для отраслевых СРО в инженерных изысканиях, по отзывам наших коллег, оптимальное количество верхней численности 500-700 организаций.

И последний аргумент. Почему реформа самоуправления в России идет по пути предоставления всех услуг местной публичной власти в ШАГОВОЙ доступности для граждан, а предпринимательское сообщество пытаются загнать куда-то «за Можай»? Кто – нибудь из авторов подсчитал в какие дополнительные затраты выльется эти инициативы?

Не могу без иронии оценить и такое предложение авторов: «Целесообразно для существенного сокращения расходов бизнеса на поддержание управления системой саморегулирования объединить три национальных объединения по видам в единое национальное объединение отрасли, так как на сегодняшний день каждое руководство национальных объединений живет обособленно и не стремится к координации своих усилий».

  • Это предложение можно развить еще одной замечательной идеей. Создать Министерство ВСЕХ СРО! Это идею активно поддерживают некоторые люди в РСПП. Даже если сделать не Министерство, а маленький отдельчик по управлению всеми СРО – тоже было бы неплохо! И офис надо тоже где-нибудь на Ильинке, Варварке, словом, поближе к Старой площади.

Реализация этой идеи приведет к дальнейшей глубокой деградации «младших» отраслей строительной сферы и полному уничтожению инженерных изысканий для строительства. При этом, чем меньше отрасль, чем меньше бюджет этой отрасли, тем больнее будут у этого сообщества проблемы. Сколько в Минрегионе России специалистов в области инженерных изысканий с профильным образованием и соответствующим опытом работы? Десять лет назад в Госстрое был отдел инженерных изысканий. Сейчас всего один специалист на всю страну! Следующий шаг будет – НОЛЬ специалистов.

Насчет того, что каждое объединение живет обособленно и не координирует свои действия - это не так. Существует координационный совет при министре регионального развития, существуют и работают экспертные рабочие группы. Один из реальных результатов – поручение Премьера Правительства о пересмотре федерального закона №94 ФЗ. Сейчас идет совместная разработка этого проекта закона и проекта развития федеральной контрактной системы, которая гармонизирует отношения в этой сфере регулирования. 21 апреля этого года намечена большая совместная конференция на эту тему. Есть и другие примеры реального взаимодействия.

И, наконец, финальное предложение авторов: «Необходимо законодательно закрепить создание и ведение единого реестра всех субъектов саморегулирования строительной отрасли и осуществлять на его базе централизованную выдачу свидетельств о допуске единого утвержденного образца с возможностью оперативной выборочной (5-10 %) проверки сведений, предоставляемых для получения свидетельства. При этом руководство и смету реестра выбирает и определяет Съезд Национального объединения.

  • Надо не единый реестр всех субъектов саморегулирования создавать, а создать единый реестр аттестованных специалистов по отраслям. Чем сейчас и начали заниматься объединения строительной сферы. Тогда прекратится торговля «мертвыми душами» и другие вопросы развития саморегулирования можно будет решать более продуктивно. Включая острейшую кадровую проблему для всей сферы строительства.

Есть предложение авторам доклада. Если они так ратуют за объединение всей строительной сферы надо, вероятно, использовать не только информацию с пресловутого сайта www.antisro.ru, а ознакомиться с материалами, размещенными на сайте Национального объединения изыскателей (iziskately.ru), и с сайтами членов НОИЗ. Хотя конечно у изыскательских СРО таких заманчивых цифр нет, годовой бюджет НОИЗ всего лишь около 40 млн. рублей.

А вообще, лучше нас просто оставить в покое. Денег - то у нас - нет. И соответственно реформировать у нас НЕЧЕГО!

Дорогие друзья! Ослабьте, пожалуйста, Ваши заботы о нас. Дайте нам, пожалуйста, поработать!

Пресс-служба НОИЗ